lidiamp: (лучи)
[personal profile] lidiamp
Недавний разговор в комментах с Тамарой [livejournal.com profile] tamara_borisova о переводах стихов украинских поэтов вызвал воспоминания о моём собственном раннем переводческом опыте. Вспомнились два эпизода из школьной жизни - про самый трудный и самый скучный перевод, который я когда-либо делала, и про самый интересный и лёгкий перевод.

В начале 60-х годов была принята третья Программа КПСС, та самая, в которой была заявлена цель – построение коммунизма к 1980 году. На уроках истории нам рассказали об этой светлой перспективе, и я искренне верила всему и радовалась. Из объяснений учительницей я поняла главное: всё станет бесплатным, мороженое ешь – не хочу, в трамвае катайся сколько душе угодно, и даже часовая морская прогулка на катере не будет стоить ни копеечки. А игрушки! книги! аттракционы в парке! А бесплатное кино!
Плохо во всём этом было только одно: до 1980 года надо было ещё жить и жить. К тому же огорчала мысль, что я тогда буду безнадёжно взрослой, а взрослые, как я заметила, равнодушны ко всем этим радостям жизни. Что этих взрослых вообще радует? Нет, я-то такой точно не буду.
В общем, можно сказать, что Программа партии нашла у юного поколения в моём лице полную поддержку и горячее одобрение. Я жила в ожидании и предвкушении коммунизма. Это продолжалось года два, а потом я немного поумнела и кое-что начала понимать.
Но не зря говорят, что за любое удовольствие приходится платить. Коммунизм ещё когда будет, а расплачиваться пришлось тут же. Началось изучение Программы партии. И это был кошмар.
Историю у нас преподавала директриса школы. Бывшая фронтовичка, она сохранила военную выправку, много курила, говорила отрывисто, как будто команды отдавала. Вид у неё был суровый, характер властный, но при всём этом она была добрым, умным и справедливым человеком. Мы уважали, но боялись Елену Прокловну, трепетали, когда она вела пальцем по журналу, решая, кого вызвать к доске, и сидели на её уроках тише воды, ниже травы.
Елена Прокловна дала задание: к следующему уроку выучить первый раздел Программы партии. Не помню, ввели нам дополнительные часы для изучения основополагающего документа партии или пожертвовали уроками истории средних веков, которую мы изучали тогда, в шестом классе, но штудировали мы третью Программу КПСС довольно основательно.
В библиотеки эта брошюра ещё не поступила. Ищите в магазинах, сказали нам. Я взяла у мамы деньги и бросилась искать, но в продаже Программы не было. Наверно, в других школах подобное задание дали раньше, чем нам, и брошюру уже раскупили.
Наконец, в одном из книжных магазинов я нашла Программу, но… на украинском языке. Я обрадовалась, купила её и понеслась домой. Надо было успеть прочитать и выучить целую главу, а дело шло к вечеру.
Но когда я открыла эту брошюру (солидную, надо сказать, сантиметра два толщиной) и начала читать, я обнаружила, что ничего не понимаю. Такого я не ожидала, ведь я уже два года учила украинский язык, без особых трудностей читала тексты в хрестоматии. Но в этой книжке был какой-то другой украинский язык, не тот, с которым я сталкивалась до сих пор. Почти все слова были незнакомыми. Это было, как с известной фразой академика Щербы «Глокая куздра штеко будланула бокра и курдячит бокрёнка». Смотришь и вроде бы ясно, а в то же время ничегошеньки не понятно.
«Виробничих стосункiв», «побутовi вiдмiнностi», «мiрi добробуту», «органiчна сполука», «соцiальний шар»… В глазах рябило от непонятных слов. Особенно поразил меня этот социальный шар. Я представляла себе то воздушный шар с корзиной, плывущий высоко в небе, то снежный шар, который катают дети, лепя снеговика. И непонятно было, какое отношение эти предметы могут иметь к построению коммунизма.
Сначала я пыталась справиться сама, потом пришлось просить о помощи маму. Мама владела украинским чуть лучше меня: немного владела разговорной речью и знала украинские песни. Но в них ничего не говорилось про виробничи стосунки, суспильну самовряднисть и социальный шар.
Мы продирались сквозь текст, как сквозь непролазные и колючие заросли в диких джунглях. Пора было ложиться спать, а мы не перевели ещё и половины заданного текста, а некоторые тёмные места вообще оставались непереведенными. Переведённый текст приходилось записывать, чтобы потом учить, и это замедляло переводческий процесс.
Как не хватало нам тогда словаря! Украинско-русский словарь я так и не смогла приобрести до самого окончания школы. Не было их в продаже в нашем городке.
Мама нервничала, что я поздно лягу спать и не высплюсь. А отец недовольно фыркал, крякал, морщился, время от времени бормотал что-то себе под нос, явно не одобряя наше занятие, и даже сказал: «Да лучше двойку получить, чем…» и под выразительным взглядом мамы оборвал, не закончив, сердитую реплику. Имелось, конечно, в виду: «…чем такую чушь учить», но из осторожности не говорилось. Время от времени, когда совсем уж накипало в душе, папа выскакивал во двор и курил.
Я начинала всхлипывать, когда мама в очередной раз отсылала меня спать. Двойка по истории, а ещё больше – выговор от строгой Елены Прокловны страшили меня, и я готова была сидеть над Программой хоть до утра.
Часам к двенадцати ночи всё было с грехом пополам переведено, прочитано и выучено и я легла спать. Двойки удалось избежать, но муки перевода я запомнила надолго.


А самый лёгкий и самый интересный перевод у меня был с языка, которого я совсем не знала и не изучала ни дня. И, между прочим, обошлась без посторонней помощи.
Я училась в девятом классе. Наш класс был сборным – ребята пришли из разных школ-восьмилеток города. С первых же дней я заметила, что один из мальчиков, Саша К., испытывает ко мне интерес. Такое ведь сразу замечаешь, особенно в пятнадцать лет.
Как все нормальные школьники, на уроках мы с подружкой болтали и перебрасывались записочками с другими одноклассниками. Получила я записку и от Саши. Первая записка была написана то ли цифровым шифром, то ли азбукой Морзе, уже не помню. То и другое расшифровать было пара пустяков, азбуку Морзе я знала наизусть: точка-тире; тире-две точки… Содержание записки было нейтральным: какой-то вопрос о задании по математике.
Следующая записка от него была на непонятном языке и озадачила меня: сплошная восточная вязь. Но когда я пригляделась повнимательнее, в одной из кудрявых загогулин распознала букву Л, а в другой – И. Через каждые две просто загогулины в третьей скрывалась так же витиевато написанная буква. Я прочитала: «Лида, ты хорошая». Саша К. сидел вполоборота на одной из первых парт крайнего ряда и следил за тем, как я расшифровываю его записку. Поняв, что я её прочла, он вопросительно улыбнулся. Я в ответ улыбнулась одобрительно.
Вдохновлённый тем, как я приняла это послание, через день или два Саша прислал третью записку. Я посмотрела и огорчилась: это были стихи на французском языке. Что стихи написаны на французском, я поняла по артиклям, каким-то ещё признакам. Английский я знала, а французский язык от немецкого отличала. Это, несомненно, был французский. Я посмотрела на Сашу с уважением: пишет стихи, да ещё на французском! Наверно, в своей школе изучал этот язык.
Надо было срочно перевести стихи, но как? Мне не терпелось узнать их содержание. Я так волновалась, что даже плохо понимала всё, что говорила учительница. Едва дождалась конца занятий и помчалась домой. Дома у отца был толстый французско-русский словарь, и на него я очень рассчитывала.
Отец был дома, и это усложнило мою задачу. Я ни в коем случае не хотела, чтобы папа узнал про записку от мальчика и видел, что я её перевожу. Я ужасно стеснялась касаться в разговорах с родителями таких предметов, как мои увлечения и взаимоотношения с мальчиками. А как объяснить отцу мой внезапный интерес к французскому языку? Никакой правдоподобной легенды я не сумела придумать и предпочла делать перевод незаметно, тайком от отца.
Отец вышел во двор, и я ринулась на поиски словаря. Нашла я его быстро, утащила в свою комнату и спрятала. Папа вернулся, прошёл в другую комнату, сел за стол. Теперь он не скоро встанет. Замаскировав словарь за стопками учебников и какими-то журналами, я приступила к переводу. Процесс перевода с незнакомого языка шёл на удивление легко, даже вдохновенно. Многих слов я не находила в словаре, но каким-то чутьём понимала, что это, допустим, одна из форм глагола и даже догадывалась, какого именно глагола. Текст не был тёмным, грамматика не пугала, перевод я делала легко, как будто кто-то мне его нашёптывал. В стихах, кажется, воспевались голубые глаза, нежная улыбка и прочие достоинства предмета воздыхания лирического героя, и высказывались пылкие чувства героя. Я чувствовала гордость от того, что мне посвящают такие стихи и что я сумела перевести их. Я была приятно удивлена открытием, что так легко переводить с языка, который совсем не знаешь.
Через несколько лет я увидела это стихотворение в собрании сочинений кого-то из классиков, кажется, Лермонтова. Был там и подстрочник, и я убедилась, что перевод мой был точен.
А Саша через несколько месяцев перевёлся в вечернюю школу, и больше я шифрованных записок не получала.



На этой фотографии нет «шифровальщика» Саши, он ушёл из школы в середине года, а здесь мы после окончания девятого класса. Я стою во втором ряду, третья справа. В нижнем ряду первой справ сидит Таня Ж., с которой мы ходили приглашать актёров фильма «До свидания, мальчики» к нам в класс на «огонёк» (я писала об этом в недавнем посте.) А в том же втором ряду, что и я, третьей слева стоит моя лучшая подруга Лена. Это с ней мы собирали открытки и чуть не ограбили киоск.
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

lidiamp: (Default)
lidiamp

April 2011

S M T W T F S
      12
345 6789
10111213 141516
17181920212223
24252627282930

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 10:49 am
Powered by Dreamwidth Studios